март 2018
Интервью с фотографом
Олей Ивановой
Беседу вела Ксения Пшеничная
Вёрстка: Катерина Вендилло
Фото обложки: Александра Деменкова
— Каждая Ваша фотография скрывает или открывает историю. На что нужно обращать внимание, чтобы фотографии начали «рассказывать»? Помогает ли в этом филологическое образование?

Мне кажется, история появляется в голове у зрителя. А я всего лишь реагирую на внешние импульсы, прежде чем нажать на кнопку: вот рыжая девочка в реке, вот мужик без пальца, смешные тётки в халатиках или просто что-то, не выразимое словами, мимо чего не пройдешь. Я забочусь только о картинке и немного о контакте с человеком. Филологическое образование помогает, наверное, видеть в людях на улице своих героев. Просто раньше ты писал про них нескончаемый текст в голове, а теперь делаешь их портреты.

Оля Иванова. Фотограф Маша Доменеч
— Вы много снимаете «обычную» жизнь в России. Как люди реагируют? Одеваются во всё новое или не желают сниматься?
По-разному. Кто-то одевается, кто-то убегает. Но тех, кто согласен позировать, обычно больше. Это потому что я снимаю в регионах. Думаю, в Москве будет больше отказавшихся. Тут никто просто не остановится на улице.
— Вы встречали огромное количество разных людей в нашей стране. Есть ли особенно
запомнившиеся встречи? Что удивляет в первую очередь?
На самом деле я очень редко снимаю, у меня всего-то пара историй, снятых не по заказу. Поэтому я помню каждого человека, многих по именам. Удивляет открытость, сквозь первое недоверие и, возможно, некоторую суровость пробивается искренность, люди довольно быстро впускают тебя в свое личное пространство, не боятся раскрываться, не боятся быть собой, пускают тебя к себе домой, кормят. Это как подарок каждый раз, в больших городах отвыкаешь от такого.
— Как приходит мысль о собственном творческом фотопроекте?
Как импульс. Что-то где-то увидел, иногда просто слова загорелись в голове. Вдруг увидел обложку своей будущей книжки, и понеслось. Я так и не научилась придумывать стройные концепции, иногда меня вёдет просто ситуация или картинка. Потом она разрастается во что-то большее.
— Важно ли фотографу думать о серийности или это головная боль куратора/издателя?
Современная фотография — это высказывание, а не красивая картинка. Серия считается более убедительным высказыванием. Особенно если к нему написан хороший текст. Но у меня с этим сложно, поэтому иногда мои серии и книжки собираются из нескольких проектов.
— Какая серия Ваших фотографий уложилась в стройный концепт и порадовала Вас?
Никакая.
— Что для Вас съемка на плёнку? Бывают ли заказы, исполняя которые, Вы используете плёнку. Есть ли любимые камеры и почему?
Я стараюсь снимать на плёнку, когда есть такая возможность. Кроме очевидных преимуществ вроде красоты картинки, для меня важен момент чуда — получаешь пленку, а на ней такое! Я не уверена, что это я делаю картинки — скорее они делаются через меня. Иногда снимаешь в темноте, ничего не видно, сфокусироваться невозможно, ты устал, а на плёнке что-то прекрасное
вдруг, совершенно неожиданно. Ты и не видел это, когда снимал. Если мне предстоит приставать к незнакомцам на улице, я беру Yashica G 124 Mat — среднеформатную двуглазую шарманку с шахтой, ей невозможно целиться в человека, с ней ты на равных со своим героем.
— А надо быть на равных с героем? Для Вас портрет — это совместное с героем творчество или Вы создаете тот или иной образ?
Мне важно быть на равных, хотя это очень условные равные, ведь я вооружена камерой. Выстаривать образ нет времени, это посторонние люди на улице, они дают мне одну минуту и обычно один кадр. Так что я пытаюсь хотя бы не травмировать их своим уличным нападением. Совместная работа с героем — пожалуй, да. Человек может раскрыться или наоборот так сопротивляться тебе, что ничего не получится, это его выбор. Моя задача — найти контакт. Под контактом я и подразумеваю "быть на нравных".
— Вы сделали себя как фотографа сами. Чему нельзя научить в школах фотографии?
Мне кажется, ничему. Но ведь учат и научаются! Многим нужен пинок, новая оптика, питательная среда. Я знаю хороших фотографов, которые многому обязаны своему обучению. Но со мной это не работает. Я могу научиться только тому, что уже и так понимаю. Как будто бы вспомнить что-то важное.
— Расскажите о Вашей съёмке в бассейне «Чайка»?
Это был заказ американского сайта Refinery29, который посвящен феминизму, бадипозитиву, красоте и свободе. Они снимали одновременно в нескольких странах мира женщин на пляже и брали у них интервью об отношении к своему телу. В Москве нет живописного пляжа, поэтому я выбрала бассейн. Уговорить незнакомых женщин в центре Москвы сняться в купальнике мне казалось невозможной задачей, поэтому я нашла героев заранее. В середине лета два дня снимала счастливых, барахтающихся в воде девушек, это была работа мечты.
— Бывало ли, что съёмку запарывали? И как тут быть?
Просят переснять – переснимаешь. А иногда понятно, что ты это переснять не можешь: для хорошей фотографии мне нужны условия — свет, время, атмосфера. Если этого нет, то будет новый провал. Тогда я нахожу кого-то вместо себя. А вообще почти всегда знаю заранее, моя история или нет.
И отказываюсь от не-моих.
— Вездесущие эрос и танатос: Вас к какому полюсу больше несёт?
Меня к танатосу. Так сложилось, что в моей жизни его было больше, чем эроса. И я про него гораздо больше понимаю. Хотя хотелось бы наоборот.
— Не бывало ли чувства боли, неудобства и праведного гнева за людей, живущих в сложных бытовых условиях в России?
Сложный вопрос. Люди точно не нуждаются в жалости из-за условий жизни, отличающихся от моих. Они бывают счастливы в любых условиях: вчера у тебя сгорел дом, ты чудом уцелел, переночевал у соседей, вышел утром на крыльцо с кружкой растворимого кофе, кинул взгляд на поля, простирающиеся вокруг, и почувствовал, что ты жив и счастлив. Это реальная история.

Бедность — это вообще не то, что делает человека несчастным. Но вот какая-нибудь бабулечка начнет рассказывать, как пережила своего сына, и плакать, и сердце разрывается на части.
— Над чем работаете сейчас?
Над не фотографическим проектом.
— Зачем нам видеть неприкрытую реальность?
Чтобы перестать бояться и начать жить.
Другие публикации, которые могут быть Вам интересны: