октябрь 2017
Интервью с артистом
Артёмом Бобрешовым
Беседу вела Катерина Вендилло

— Артём, расскажи, как ты сам себя определяешь? Кто ты по профессии? Укладывается ли сфера твоей деятельности в одну область?
Профессию я назначил себе самостоятельно. Как бы иронично это ни звучало, «я — артист». Термин этот триедин в моём случае: танцы, речь и с недавнего времени лицедейство. В Воронеже я долгое время преподавал танцы, но постепенно отхожу от этого. По образованию я — юрист. Так сложилось, что в юриспруденции я понимаю меньше всего, хотя этому я учился сознательно (скорее, бессознательно) пять долгих лет. В то время как в танцах и по большей части в речи, пантомиме я самоучка.
— Как ты пришел к этому, с чего всё начиналось? Маленький Артём декламировал стихи, танцевал?
Стихов не читал, время от времени устраивал танцевальные концерты для домашних. Была какая-то самодеятельность в школе, но ничего серьёзного. Тот факт, что вся юность прошла под знаком дворового футбола, видеоигр и почти всякого отсутствия секций, определил степень моей мотивированнности в сознательном возрасте, примерно лет с 16. В 7-8 лет были Скутер и Руки Вверх. В 98, кажется, появился МТВ и первые клипы. Как и всякий ребенок, я смотрел, подражал.

В 16 я, готовясь к очередной школьной самодеятельности, случайно попал в танцевальный зал. Смотрелся в зеркало, импровизировал, мне очень нравилось, что я делаю. Потом общение с зеркалами стало постоянным. Это уже время модемного интернета, я смотрел первые серьезные танцевальные видео. Мнение о своих способностях, как с горы, катилось вниз.
Приходило осознание , что всякая деятельность — каждодневный труд, а не вдохновение и задатки.
— Как родился твой необычный стиль танца? Что означает его название?
Раньше на этот вопрос я всегда утверждал уверенно: место рождения — Калифорния, время — 70-е. Но по мере накопления опыта, как жизненного, так и интеллектуального, стало понятно, что, во-первых, до 70-х, в эпоху джаза, было придумано, наверное, 90 % всех тех движений, что мы повторяем, и во-вторых, «официальная история», как и в случае с историографией, пишется людьми со всеми вытекающими, и отцы-основатели (которые нарекли себя таковыми) должны продавать мастер-классы и судейство. Отсюда и открывающееся с течением времени откровенное враньё. Появляются свидетельства, что сами техники возникали не только на западном побережье Штатов.

Название стиля — popping. Pop — это взрыв, всплеск (поп корн). По легенде, когда создатель паппинга резко напрягал мышцы и приговаривал «Pop, pop».
— Как ты считаешь, достаточно ли близко современному миру наследие 70-х? Не нужно ли создавать что-то кардинально новое, чтобы выражать современные ценности? Или переработанное наследие — это достаточно ново?
Танец очень вырос с того времени! Я не уверен, что он способен выражать ценность времени, что он точный, тонкий отпечаток происходящего. Скорее иллюстрация. Берём 2010-2011 годы, время нарастающей популярности дабстепа. Пропорционально растет популярность паппинга (если быть точнее, ответвления паппинга — стиля анимейшн, который танцоры с «бизнес-мышлением» назвали «дабстеп дэнс»). С другой стороны элитарная или массовая человеческая культура — это и есть переработка прошлого. Это нормальный процесс. Да, в массовой с этим сложнее, многие дельцы даже не пытаются изучать опыт не то что прадедов — отцов, ровесников! Отсюда мысли, де, я придумал новый стиль танца, репа, чего угодно. Нет , старик! Ты просто плохо искал.
Я шепотком, про себя, называю паппинг «постпантомимой» или «когда Марсель Марсо (который, к слову, очень уважал танцоров нашего стиля) решил танцевать».
— Как твой танец иллюстрирует происходящее? Или ты не задумываешься об этом? Что именно для тебя главное в танце?

Да, иллюстрирует, но скорее как придаток к музыке. Хочется сказать, что движения робота синонимичны высоким технологиям, суперкомпьютерам, космическому дизайну... Но нет! Всё это настоящее, но идущее как бы параллельно. В танце главное — зрелищность и энергия. Чтобы честно, сильно и для зрителя.

Сейчас каждый последний гончарный мастер, открывший курсы, связывает себя с духом времени, используя конструкции вроде «это так актуально сейчас, в этих бетонных джунглях...» и делая вид, что глубоко переосмысляет реальность с позиций своего духовного опыта...

На мой взгляд танцы, спорт, да что угодно — ещё один способ стать интереснее, способнее, как-то по-новому задействовать мозг. Но это не меняет мир.
— Как ты попал в Танцы на ТНТ? Какая там атмосфера, организация?
Танцы — сильнейший проект. Если не ошибаюсь, самый дорогой на ТВ
в подобном жанре. И в данном случае дороговизна помогла ему стать качественным. Атмосфера — рабочая. Отношение к участником тёплое, оценки положительные, не только у меня. Мне кажется, я не мог туда не попасть! Казалось, проект для меня и про меня, и самое время «выстрелить». Для артиста подобные площадки — это всегда возможность расти. И не пользоваться ими было бы глупо.
— По поводу оценки — есть ли единые критерии понять, хороший танец ты видишь или нет? В балете есть, и мы их знаем: точность позы, «звонкость» и точность исполнения и проживание образа, артистичность. А современный танец? Вот смотришь шоу «Танцы» и как понять хорошо это или плохо?
Какой прекрасный и сложный вопрос. Техника — это насколько сложно взаимодействие частей тела (например, в одной из техник паппинга ноги работают с одной скоростью, руки в два раза быстрее, голова выписывает что-то замысловатое), хороша ли изоляция, разнообразен ли танцор в использовании подстилей направления. Амплитуда. И хотя с ним очень туго в социальных (уличных) танцах — артистизм! Если сравнивать с академическим танцем, то там строго регламентирован даже набор движений, не говоря о технике исполнения. С позиции танцора, который постоянно импровизирует — это нонсенс, настоящая кабала! Круг движений в уличных направлениях нестерпимо широк.
— Расскажи про артистическую деятельность и речь. Где ты этому учился и где практикуешь? Играешь, озвучиваешь?
Я, пережимая, где-то говоря, как заправский ефрейтор, медленно искал свои тон
и ритм.
Речью занимался долгое время по наитию, старался говорить ниже в повседневной жизни, читал стихи вслух. Как и всем людям на земле, мне мой естественный голос не нравился. В 2014 познакомился с главным диктором нашего города —Амелькиным. Чтобы вы понимали, он тот редкий воспитанник советской школы дикторов, которая ассоциируется с Левитаном, Высоцкой и, из еще живущих, с Кирилловым, ни в чём им не уступая. Озвучиваю рекламные ролики, видеолекции, но основная деятельность, связанная с речью — ведение мероприятий корпоративно-свадебной среды.
— В чём секрет идеального ведения мероприятия? Какая у ведущего главная задача? Есть лайфхаки, проверенные на личном опыте?
Настоящий свадебный ведущий здесь бы ответил лаконично — «Алкоголь». А я думаю, что это юмор, дружелюбие, талант и неординарность. А ещё вкус. Во всяком случае, мне хочется в это верить.
В сфере ведущих огроменное количество людей, которых на мероприятии тяжело отличить от гостя, взявшего микрофон. Но нужно с горечью признать, что у каждой публики свой ведущий. И очень часто здесь, в провинции, запрос на тонкость, свое лицо только на словах. А на деле шутейки из серии «чей каравай, того и ипотека» вызывают взрыв хохота. Что из этого лайфхак, а что банальные жалобы, пусть читатель решит самостоятельно.
— Что для тебя самое сложное в такой работе? Работать неинтересно по вот такому частому запросу? С какими клиентами труднее всего?
Самое сложное — это когда ты один из.
Когда клиент не понимает разницы между тобой и ведущим, у которого есть дневная работа. Зачастую сложно объяснить, что один человек может профессионально делать два дела. В моём случае даже три, я постепенно подтягиваю звукоимитацию (битбокс) до профессионального уровня, это тоже элемент шоу.
— Расскажи про свои творческие планы. Что планируешь на ближайшее время, а что в более далёком будущем?
Москва изобилует кастингами, смотрами и пробами в проекты разного уровня. Это ТВ, кино, постановки. Будем пробовать бить по всем фронтам. Несмотря на мою любовь к порядку и конкретике, жизнь немного другая. Кажется куда более случайной, чем принято думать.
— Ты стремишься к известности? Получаешь удовольствие от сцены?
Сцену я обожаю. Мы с ней на «ты». Но хочется больше и больше, чтобы ответственность выше и запросы публики рафинированнее что ли. Это топливо для моего роста как творческой единицы. Я думаю, я больше стремлюсь к признанию, чем к известности. «Быть знаменитым некрасиво...», ну, вы знаете.
— Отлично, давай под конец ударимся в абстракцию. Ты главный во всём российском шоу-бизнесе. Что поменяешь первым делом?
А вот ничего, правда. Дело не в воротилах, директорах, продюсерах от шоу-бизнеса. Дело в зрителях. В тех, кто смотрит, лайкает, обсуждает. Интернет в этом отношении стал лакмусовой бумажкой для меня. Критика «глупого ТВ» кажется неуместной, когда открываешь топ ютьюба или миллионников в соц. сетях.
— А теперь вжух — и ты министр культуры. Как объяснить людям, что хорошо, а что не очень?
Что хорошо, а что не очень, кажется, объясняется нам с глубокого детства в сказках, мультфильмах, затем голливудских боевиках, затем в литературе школьной программы и далее. Что это меняет? Ничего. Добро в жизни не побеждает. Супер-зло тоже. Я бы, скорее, призвал всех и каждого к личной ответственности. К пониманию, что начальник, министр, президент не должен решать за тебя. А в остальном всё сказано тысячу раз до меня. Быть добрым, быть умным, стремиться познавать мир. Воспитывать в себе вкус во всём.
— Что тебя вдохновляет, радует, придает сил и энергии для активной жизни и самовыражения? Где твой личный источник?
... познание и красота — слагаемые моего вдохновения.
В людях, а точнее в их биографиях. Я в разные отрезки жизни находил нужный для себя идеал. Кого-то отсекал по мере накопления опыта, кто-то останется со мной конца. Писатели, люди науки, революционеры артисты... Шаламов, Платонов, Набоков, биолог Любищев, генетик Эфроимсон, эсер-поэт Каляев, Кропоткин, Мишима, советские актёры... А если добраться до другого уровня абстракции, то познание и красота — слагаемые моего вдохновения. Но в тексте это звучит так претенциозно, что я, пожалуй, закончу
— Ты говоришь: «На мой взгляд танцы, спорт, да что угодно — ещё один способ стать интереснее, способнее, как-то по-новому задействовать мозг». Но абсолютное большинство наоборот предпочитает сидеть в привычном и часто страдает из-за скучной жизни. Как разбудить человеков и надо ли это?
Наша задача помогать «алчущим и жаждущим», а не искусственно создавать потребность в развитии.
Специалисты по мотивации, кажется, образовали отдельную социальную группу, скоро создадут партию и пойдут в парламент... Свобода информации. Интернет. В конце концов, в ближайшем книжном магазине целый мир, и это не преувеличение. Но если человек выбрал комфорт и привычное, что ж, у этого есть свое биологическое объяснение.
Другие интервью, которые могут быть Вам интересны: