январь 2019
Интервью с актером
Иваном Рудаковым
Беседу вела Мария Вицко
Вёрстка – Катерина Вендилло
— Иван, то, что Вы будете актером, было решено с детства? Все-таки росли Вы в семье актеров и с ранних лет были в курсе всей творческой кухни.
Как раз всё наоборот. Мои родители — режиссёры, и считали актерскую профессию не мужской, мама даже говорила: «Если выберешь актерский, сыграю с тобой в Тарасу Бульбу: я тебя породил, я тебя и убью». Мне и самому интереснее была режиссура, поэтому я окончил сначала режиссерский факультет ВГИКа, а на актёрский пошёл уже гораздо позже, имея за плечами опыт работы в кино. Понимал, что образование необходимо.

Мой дебют состоялся в фильме «Попса», куда я пришел заниматься музыкой. Там «слетел» актер, и ко мне подошел продюсер со словами: «Ты — вылитый Влад Бойцов! Сыграешь?». Так что актером я стал по воле судьбы. Фильм имел успех и меня стали приглашать в другие проекты, вот так всё и завязалось.
— Чем Вам запомнилось поступление? Были какие-то интересные моменты или все
прошло спокойно? Как нам известно, Вы попали на курс к Всеволоду Николаевичу
Шиловскому. Каково было учиться у звезды советского кино?
Уже имея диплом режиссёрского факультета ВГИКа, на актёрский тоже решил поступать туда, тем более, что там учат именно кино-акёров, не только театральных. В то время курс набирал Всеволод Николаевич Шиловский. Чуть ранее мы снимались вместе в «Попсе», были знакомы, ездили на фестивали, общались.

Я позвонил ему и сказал: «Всеволод Николаевич, возьмите меня, Вы же набираете курс». На что он ответил: «Ни за что. Ты старый»!

Мне было 27, и, конечно, в таком возрасте на актёрский уже не берут. Это из молодых можно всё что угодно слепить, их можно сломать. Но я уговорил, сказал, что не смотря на возраст, сделаю всё что нужно. Сломаюсь. Мне поставили условие, что с меня будет особый спрос, и приняли на курс.
— Вы не только актер, но еще и музыкант. Как появилась Ваша рок-группа? Спонтанно? Или Вы целенаправленно шли к этому?
Группа появилась спонтанно, ещё в студенческие годы. Как и все парни, я играл на гитаре, дружил с другими музыкантами, и мы создали свою группу: писали песни, делали каверы на The Rolling Stones, Oasis, брит-поп какой-то. Но еще нигде не выступали.

Мой брат работал в журнале, и они делали фестиваль в клубе «Вермель», где выступали известные группы того времени «Мистер Твистер», «Ва-Банк», «Тайм-аут». И он предложил сыграть нам у них на разогреве. Это было круто!
До фестиваля месяц. Я в группе просто второй гитарист. Тут исчезает басист, и меня ставят на его место. «За месяц освоишься, – сказали ребята, и успокоили: бас – это то же самое, только проще, потому что нот столько же, а струн меньше, всего 4».
Я поехал к знакомому композитору, взял бас-гитару на время, быстренько освоил. Оказалось, что действительно то же самое. В итоге я стал бас-гитаристом в группе, а мы после фестиваля попали «в струю». Это был конец 90-х, нас стали звать в клубы. На этой волне я окончил джаз-колледж по классу «струнные и бас-гитара». Получил музыкальное образование как раз под конец своей учёбы на режиссёрском.

Группа достаточно быстро прекратила свое существование, и оттуда я попал на студию к Максиму Фадееву, где, буквально по объявлению, собрал свой коллектив. Судьба свела меня с крутыми музыкантами. С 2002 года у меня неизменный гитарист, мой хороший друг, Саша Бересневич, барабанщики и басисты менялись до 2007 года, когда появилась та самая группа «Семь», в том самом составе, в котором мы сейчас играем, с басистом Юрой Змеёвым, барабанщиком Игорем Пегасом. Это очень крутые музыканты.

Не так давно мы сделали ребрендинг, теперь называемся «RU-DA» и готовим к выпуску альбом. Синглов было много, и теперь хотим собрать их в один диск. В конце февраля планируем дать клубный концерт нашим основным составом. В соцсетях обязательно будет об этом упоминание.
— Кстати, Ваша первая сыгранная на экране роль – это рок-звезда. А спустя некоторое время Вам пришлось играть роль священника. Тяжело было примерять на себя незнакомый образ?
В «Попсе» мне практически ничего не пришлось играть. А вот для роли священника брал благословение у отца Михаила, одного из родоначальников военных священников, которые благословляют солдат и помогают на поле боя. Сам я хожу в церковь и верю в высшую силу.
— Вам приходилось играть как положительных, так и отрицательных персонажей.
Скажите, кого лично Вам играть было сложнее и почему?
Тут нет вопроса «сложнее». У всех персонажей свои тонкости, которые нужно преодолевать. Всегда непросто на начальном этапе, когда ты ищешь, когда режиссёр пытается из тебя что-то слепить, а ты, стараясь понять, чего он хочет, находишься в подвешенном состоянии. А как только находишь основные ноты персонажа, его суть, понимаешь его походку, манеру говорить, голос, — всё начинает получаться.
Но интересней играть, конечно же, отрицательных персонажей. Потому что у них подоплёка более сложная, они лучше запоминаются. И рабочих предложений после них больше (смеется).
— В некоторых лентах Вашими коллегами по съемочной площадке были известные
артисты. Ощущали ли Вы дискомфорт, работая рука об руку с уже состоявшимися
актерами?
Да, были разные съемки с очень известными коллегами, легендарными. Если сначала ты волнуешься, то потом происходит контакт. Тем более, нам нужно взаимодействовать на площадке. Много нюансов в такой работе, но это наша закрытая актёрская кухня. Итог всегда один — легко или сложно было, ты получаешь бесценный опыт.
— После картины «Цыганочка с выходом» Вас накрыла бешеная волна популярности.
Тяжело было справиться с толпами поклонниц?
Да, действительно, после выходя подряд «Попсы», а потом «Цыганочки с выходом» и «Не отрекаются любя» была очень сильная волна. Тогда на пике была ещё и моя рок-группа. Мы играли электронику с немецким ди-джеем, гастролировали. Это было как само собою разумеющееся: поклонницы, девочки, залы, выступления. Концерты на каждых выходных, съемки. Это был очень активный период жизни, когда не успеваешь анализировать
происходящее.
Но честно говоря, был какой-то лёгкий дискомфорт. Ведь я рос в деревне с
дедом-лесником, а в город перебрался лет в 12, и всегда был немного социопатом. Удивительно: артист – социопат!
"Цыганочка с выходом"
И профессию я выбрал себе не по внутреннему состоянию. У меня за спиной
огромное количество концертов, театральных постановок, антреприз, больше 40 киноролей и бесчисленное число съемочных дней. Но даже сейчас, если я после пусть небольшого перерыва выхожу на сцену или в кадр, испытываю мандраж.

Но мой организм научился перестраивать этот мандраж в кураж. Меня потряхивает, я не могу есть перед выступлением какое-то время, всегда волнуюсь, но страх улетучивается, как только я подхожу к сцене и выхожу за кулисы. И меня вставляет. Я начинаю чувствовать публику, взаимодействовать с
ней. Это очень круто!
— Как Вы думаете, с каким персонажем Вас чаще всего ассоциируют? А с каким
персонажем ассоциируете себя Вы?
Какие персонажи популярны, с теми и ассоциируют. Когда «Попса» прошла во всех кинотеатрах, был смешной момент. Мой персонаж — секс-символ рок-музыкант Влад Бойцов, часто говорил одно и тоже словечко: «непотомуль». И я прихожу в кафе, иду и слышу как две подруги разговаривают: «О, непотомуль!» Это было смешно.

Потом меня долго ассоциировали с цыганом из «Цыганочки с выходом», принимали за своего. Цыганская братва окрикивала: «О, Ромал», а кто-то начинал говорить на своём языке. Я отвечал: «Вы извините, я не цыган, не знаю языка». Удивлялись: «Да ты что! Да ладно? Как так?» Говорю: «Да вот так. Я актёр, который сыграл цыгана». А я просто очень сильно отдался этой роли.

В сериале «Кухня» была небольшая роль, я сыграл байкера по кличке Поршень, и меня до сих пор так называют. Тут не угадаешь, какая роль выстрелит. Но «Кухня» – очень популярный сериал, и даже небольшая роль — узнаваемая. Хотя параллельно у меня вышло много картин, где главные роли… Не то что мимо прошли, но «Кухня» – это «вау!». Эже, комедия. Очень смешной у меня получился этот товарищ, Поршень.
— Что в Вашей профессии для Вас важнее всего?
В моей профессии важней всего, что я её люблю. Мне жутко повезло, что я могу
зарабатывать деньги и при этом заниматься любимым делом. Раньше не придавал этому значения, но сейчас понимаю, что музыка, кино, режиссура, вечеринки, реклама, монтаж... Всё, что я делал — обожал!

И мне казалось, что все так живут. Не понимал, что существуют люди, так называемый «офисный планктон», которые ненавидят свою работу, «скорей бы выходные, я буду гулять, отрываться». Мне казалось, они лукавят. И только спустя годы я понял, что действительно есть масса людей, которые работают ради денег, а себя до конца не смогли найти. Мне жутко повезло, я нашёл себя.
— Какой совет Вы можете дать молодым людям, которые собираются поступать в
театральный?
Ребята, подумайте трижды! Каждый год выпускаются сотни артистов, а по профессии работает, может быть, 1%. Устраиваются в какие-то театры и могут свести концы с концами.

Я к актёрской профессии пришёл окольными путями. Не собирался быть актёром, и считал, что для мужчины это не самая уважаемая профессия. Хотя в итоге оказалось, что это крутая и многогранная работа. Она позволяет заниматься разными вещами. Тут и режиссура рядом, и психология, и артистизм, и музыка, и вокал, и всё. Эта профессия позволяет мне быть в
разных ипостасях, заниматься творчеством.

Но в любом случае, если собираетесь поступать на актёрский, то будьте готовы биться до конца, пробиваться. Будьте готовы сталкиваться с тем, что вы будете никому не нужны. Вы сами — кузнецы своей жизни. Здесь это особенно важно. Если в другой профессии, освоив что-то новое, например, изучив программирование, вы сможете найти ему применение, то тут — нет.

Здесь вам самому придётся себе протаптывать дорогу. Никто за вас это делать
никогда не будет. Ни агент, никто. Вам придётся каждый раз доказывать, что вы крутой. Причём даже если вы это уже доказали, проснувшись утром вы вновь должны будете этим заняться. С одной стороны, это очень непросто. С другой — круто. Это даёт уверенность в себе и открывает большие возможности.
Другие публикации, которые могут быть Вам интересны: