сентябрь 2017
Интервью с историком
Ольгой Кулинченко
Беседу вела: Катерина Вендилло
123
— Оля, расскажи для начала в двух словах, как ты себя определяешь? Кто ты по профессии? Как ты пришла к истории?
По образованию я учитель истории, социальный педагог, учитель английского языка. Закончила Воронежский государственный педагогический университет. Но по специальности не работала. Я планировала поступать на юридический факультет, представляла себе, что, отучившись, буду адвокатом или следователем. Но попасть на этот факультет было непросто. Нужны были знакомства и средства. Либо нужно было быть очень хорошо подготовленным, сдать экзамены на высокие баллы. И я решила, что поступлю на исторический факультет, отучусь год, подготовлюсь и переведусь на юридический.
Первый курс на историческом факультете пролетел незаметно. Основные предметы у нас вели очень хорошие преподаватели. По окончании года нас ждала археологическая практика, а потом и работа в детском лагере вожатыми. Мы сдружились с ребятами со старших курсов, они рассказывали о том, какие у них предметы, практики и это звучало очень заманчиво. И шестое чувство, наверное, мне подсказало, что это мое. Мы участвовали в настоящих раскопках!
— Что вы изучали на раскопках?
Мы исследовали сезонное поселение рыболовов и охотников, ходили на разведку. В университете был удивительный педагог Арсен Тигранович Синюк.
Археолог, доктор исторических наук, профессор. Он заведовал кафедрой Отечественной истории в ВГПУ и был руководителем нашей группы. У него были такие интересные лекции! Манера рассказа неторопливая, на распев, он словно рассказывал нам сказку. Такой сказочной наукой и представала для меня археология. Ещё один преподаватель, Валерий Дмитриевич Березуцкий, руководит и по сей день движением "Возвращение к истокам". Благодаря ему школьники приобщаются к археологии.
— И ты решила остаться в профессии? Что для тебя было самым легким в учебе, а что самым сложным?
Один преподаватель сказал как-то, что мы не научим вас истории, мы научим вас, как изучать историю.
Да, решила учиться на этом факультете. Самым сложным всегда были экзамены, я очень волновалась, боялась, что что-то не запомнила, недопоняла. В программе каждого факультета есть, скажем так, не очень интересные предметы. Порой приходилось через силу их учить, ходить на эти лекции. Но! Были и такие занятия, на которые почти весь курс приходил, даже если по расписанию это была первая пара субботы. И точно не самым легким, но одним из самых интересных периодов за время обучения были практики. Археологическая, как я уже сказала, была первой, затем практика в детском лагере, в учреждениях дополнительного образования, а затем в школе.
— У тебя есть самый любимый и самый ненавистный период истории, российской или мировой? Почему?
Нет, самого ненавистного нет. Любимый - 19-20 век мировой истории, точнее, зарубежной. Это то, что остается за пределами школьной программы. Мы изучаем историю древнего мира, средневековья, нового и новейшего времен. У хорошего педагога получается осветить события, происходившие и на Востоке, и на Западе. Но в силу отдаленности этих периодов до нашего времени дошло не так много источников. А вот с 20 веком все иначе. Ты помнишь, чтобы в школе учитель рассказывал вам о государствах стран Азии и Африки?
— Конечно нет, у нас и история древнего мира прошла практически мимо. Только история России, начиная со славянских племен и конца первого тысячелетия нашей эры.
Вот. Но Россия - это не единственная страна на нашей планете Земля. Она - часть огромного пространства, её история очень крепко вплетена в мировую.
И вот, быть может, потому, что мне всегда было интересно, что же там, за пределами нашей страны, на других континентах, какие люди там живут, что там происходит, я выбрала историю. Возвращаясь к тому, почему 20 век. Он очень насыщен событиями, которые изменили мир. Особенно меня поразили Первая и Вторая Мировая война.
— С точки зрения истории и историка: почему произошли такие крупные, всемирные события? Почему оба раза Германия? Какие были общие предпосылки в обществе?
Истоки всех конфликтов - борьба за территорию и ресурсы. В 20 веке общество подошло впервые к такому глобальному переделу, с одной стороны, благодаря развитию науки и техники. А с другой - подготовка к войне также стимулирует развитие науки и техники. Во все времена происходили события, влиявшие на мировую историю. Страны и континенты стали ближе друг к другу. Можно было на поезде путешествовать по всей Европе, доплыть на пароходе из Великобритании в США. Не просто добраться из пункта А в пункт Б, а быстро добраться.
На события XX века повлияло множество факторов. И, пожалуй, это прозвучит пессимистично, но один человек не смог бы эти события развернуть в мирное русло. Это подобно снежному кому, который, набирая силу, превращается в лавину. Теперь важно вот что: смогли ли мы извлечь из двух Мировых войн и Холодной войны урок?
— Судя по современным событиям, не смогли... А ты как думаешь?
Люди могут стать теми самыми струнами, которые, сплетясь, превратятся в стальные тросы, держащие опору моста. Вера в человека, в ценность жизни каждого. Готовность понять и принять друг друга.
Мы остались глухи и слепы. Небольшое отступление: я как-то беседовала с одной профессоршей из США, она историк. В разговоре мы затронули современную ситуацию и роль культурных связей, личных, человеческих отношений. В тот момент мы стояли друг напротив друга, и она говорила, что мы должны научиться говорить друг с другом, слушать и слышать, принимать то, что точки зрения могут быть разными, но точки соприкосновения найдутся. Если подумать, у нас очень схожие ценности.
— Как ты думаешь, возможно ли повторение тех событий в будущем, например, в ближайшие 100 или 200 лет?
Снова можно назвать меня пессимистом, но я очень боюсь, что да. И боюсь, что уничтожен может быть наш общий дом. Тем не менее, я верю в человеческий разум, здравый смысл, в способность мыслить самостоятельно и принимать взвешенные решения.
— Расскажи, как ты сейчас работаешь? Преподаешь? Занимаешься исследованиями?
В период 1939-1945г. существовало огромное количество лагерей, миллионы людей принудительно трудились на нацистскую Германию на территории рейха, а также на оккупированных территориях.
О! У меня очень интересная работа! Даже не работа, а любимое дело. Сейчас я работаю в Воронежском Институте высоких технологий, в международном отделе, а также в Научно-образовательном центре устной истории. Центр действует в структуре Института, а руководитель центра является проректором по международным отношениям. Центр как таковой существует уже 10 лет, в этом году юбилей. Его создала и руководит им сейчас Наталья Петровна Тимофеева, она преподавала у нашего курса Новейшую историю Запада. Я работаю в нём с 2014 года.

За время существования центра было осуществлено порядка 16 проектов в области устной истории. Я бы сказала так: проектов в области устной истории и сохранения памяти. Расскажу о тех, в которых я принимала или принимаю участие.
Проект "Люди в Освенциме" был начат в 2006 г. и является одним из основных в деятельности Центра. Группы, формируемые Центром, ездят в Государственный Музей Аушвиц-Биркенау с 2005 года. В 2016 году специально для групп из России была разработана программа образовательного семинара, включающего экскурсии, лекции, воркшопы как на территории Музея в г. Освенцим, так и в г. Краков.

Затем проект "Принудительный труд 1939-1945. Воспоминания и история". Это сайт и онлайн архив, который состоит из порядка 600 аудио и видеоинтервью с бывшими работниками принудительного труда. Сайт и архив были созданы Центром цифровых систем Свободного университета, г. Берлин, при поддержке фонда "Память, ответственность и будущее" (ФРГ), а также Германского исторического института.

Ранее, в 2005-2010, был осуществлен проект "Биографическая документация рабского и принудительного труда в нацистской Германии". В нём принимали участие 36 групп, проводивших интервью в 27 странах. В России работали 4 группы, одна - в Санкт-Петербурге, две - в Москве и воронежская группа.

С 2014 года мы работаем над распространением информации об этом архиве, ведём работу по регистрации русскоязычных пользователей интернета.
— Такая работа не лишает тебя веры в человечество? Что лично для тебя является самым страшным в том периоде и в такой организации террора?
Нет, не лишает. Если почитать, послушать о том, что говорят все те, чьи свидетельства дошли до нас, можно увидеть, что человек может оставаться человеком даже в столь суровых условиях. Те, кто находился в лагерях или работал принудительно в частных хозяйствах, говорят часто о том, что есть лишь две категории людей: хорошие и плохие. Неважно, кто человек по национальности, вероисповеданию, цвету кожи, важно, Человек ли это.
— Что лично для тебя является самым страшным в том периоде и в такой организации террора?
Целенаправленное уничтожение представителей одной национальности другой, считающей себя исключительной. Убежденность в том, что одна раса имеет превосходство над другими. Отношение к пленным. Стремление извлечь экономическую выгоду от использования принудительного труда. Превращение человека в номер.
Недавно появилась онлайн-платформа "Обучение на основе интервью. Принудительный труд 1939-1945гг". Это образовательный ресурс для учителя и ученика. Сначала была создана немецкая платформа, затем чешская, теперь российская. Последняя была разработана Натальей Петровной Тимофеевой. Состоит она из шести кратких биографических фильмов, основанных на интервью с представителями разных групп работников принудительного труда. Каждое интервью сопровождается комплектом материалов (информационные тексты, архивные документы, видео). Созданы словарь и временная шкала.
— Как вы находите людей для интервью?
В поиске помогают как организации, так и люди. К примеру, в одном из проектов в поиске респондентов помогло воронежское отделение историко-просветительского общества "Мемориал". Кроме того, это зависит от того, кого необходимо найти и опростить. Цель проекта определяет группу респондентов. И затем начинается поиск. Опираясь на прослушанные интервью, могу говорить об одном аспекте - принудительном труде и заключении в лагере.
— Расскажи, как разные народы относятся к этому периоду? Чем видение поляков, например, отличается от немецкого и российского? Немцы раскаиваются?
У одних был шанс получить работу в лагере, а значит выжить, в то время как труд других являлся трудом на уничтожение. Немцы были первыми жертвами нацизма.
Как можно определить степень страдания человека? Можно ли говорить, что одному было менее больно или менее страшно, чем другому? Можем ли мы это себе представить? Из рассказов очевидцев и участников событий я вынесла для себя одно - им всем было страшно, все они находились в экстремальных условиях. Положение различных категорий жертв отличалось друг от друга.

В архиве есть интервью с теми немцами, кто преследовался по политическим мотивам. Затем ими стали поляки. Участники польского Сопротивления подвергались жестоким допросам, становились заключенными концентрационных лагерей и лагерей смерти. На сайте "Принудительный труд 1939-1945. Воспоминания и история" есть раздел о компенсациях. Это к вопросу о раскаянии немцев. В нем содержится информация о том, как осуществлялись выплаты работникам принудительного труда.
Важно, что средства для компенсаций собирали и рядовые граждане. Кто-то приносил 5 Евро, кто-то 20, кто-то больше. Как это определить? Раскаяние? Признание вины государства, в котором ты живешь? Признание на себе вины тех, кто осуществлял злодеяния? Я не знаю, что чувствовали те люди, которые приносили денежные средства.
— Как так психологически вышло, что добропорядочные бюргеры пошли в надзиратели?
Это было стремление получить обратно то, что было несправедливо отнято.
Это произошло не за один день, не за один год. Чтобы подобраться к ответу на этот вопрос, нужно начать с Первой Мировой войны и её итогов. Затем пристально изучить события 20-х годов, время зарождения нацизма.

Германия потерпела поражение в Первой Мировой войне. Условия мирного договора были очень жесткими, она лишилась части территории, колоний, армии, вооружения. Установленная после войны Версальско-Вашингтонская система международных отношений преследовала исключительно интересы стран-победительниц и не учитывала интересы побежденных стран. К 1938 году она практически перестала существовать. Постепенно шло формирование двух военно-политических блоков государств, и в 1939г. началось их открытое противостояние. Да, в одном блоке были Великобритания, Франция, в другом Германия и Италия. Реваншистские настроения в германском обществе способствовали повышению популярности идей Гитлера.
— Расскажи, как ты отдыхаешь после такой работы? Телом и душой.
Мой любимый вид спорта - большой теннис. С большим удовольствием езжу на тренировки. У меня две собаки, поэтому в моем рационе две прогулки в день.
Я обожаю воду. Люблю плавать. На отдыхе могу зайти в воду после завтрака и выйти к обеду. Очень люблю работать со школьниками. Уже два года веду в воронежской школе исторический клуб "Мы и наше прошлое".
— Как школьники воспринимают историю?
В начале занятий участники клуба были несколько скованы. Полагаю, что причин тому несколько: это была группа из учеников разных классов, иная форма работы аудитории, педагог, к которому они еще не привыкли. Тем не менее, мне было важно подвигнуть их к беседе, свободному выражению мыслей и чувств по рассматриваемой проблеме, а также стимулировать задавать вопросы. И в какой-то момент они начинают разговаривать! И когда высказывают свои мысли вслух, мне кажется, в этот момент они отпускают свои комплексы, включают логику и чувства. И тогда происходит чудо - они начинают понимать. Один из моих любимых преподавателей, Андрей Олегович Амелькин говорил на занятиях, что в процессе изучения истории важны не столько факты, сколько исторический процесс, закономерности, умение анализировать данные.
— Философский вопрос напоследок: что нужно делать, как жить, чтобы не потерять человеческий облик и не стать тем, кто наделяет других номерами?
Любить. Тех и то, кто и что тебя окружает.
Было несколько моментов в жизни, когда я очень ясно осознала это.

Первый. Представь, что ты в самолете. Теперь вспомни, как эта огромная машина, оживает, заработал двигатель, вот уже ощущается набор скорости, он едет все быстрее и быстрее. А теперь происходит отрыв от земли и затем, это чувство длится мгновение, ощущаешь, будто невесомость, когда тяжелый самолет немного снижается, а затем взмывает в небо. В момент моего первого полета я ощутила это. И мне показалось, что мир раскинул свои объятия для меня. Это был будто призыв "лети мне навстречу, изучай, познавай".
Второй случился во время педагогической практики в детском лагере, где я была старшей вожатой. К нам привезли детей из интерната, с психическими расстройствами. Сопровождающие на словах объяснили кто чем болен, кто как себя ведет, как с кем нужно обращаться, и уехали, не оставив нам документов на каждого ребенка. Их не снабдили даже элементарными средствами гигиены, не говоря уже о хорошей одежде.

Знаете, что произошло? Они стали нашими любимыми детьми. Они ни на шаг не отходили от вожатых, на доброе слово они отвечали своим искренним интересом, некоторые не хотели уезжать обратно. Эти ребята были удивительными. И тогда нас разрывало чувство восхищения детьми, их чистотой и открытостью, жалости к ним, потому что невозможно было стоять рядом и смотреть, как две крохи держат в руках вафельное полотенце и кусочек хозяйственного мыла один на двоих, потому что им больше ничего не дали.

В тот же момент добавлялось чувство злости, осознание глубокой несправедливости. Затем появлялось желание окружить их заботой и хоть как-то расшевелить этих ребят. И это заставляло сидеть до ночи и выдумывать для них какие-то особенные мероприятия. После окончания смены появилось еще и чувство беспомощности. Потому что ты сделал мало и потому, что понимаешь, что таких интернатов, таких детей очень много. Вожатые привозили из дома игрушки, одежду, сладости, раздавали в своих отрядах.

Одной девочке подарили свитер. Она тут же надела его несмотря на то, что было жарко. Мы её попросили его снять, ведь не холодно, а она сказала :"нет, я его уже люблю", и погладила себя по ручкам, была так рада простой кофточке.

По-моему, когда дети говорят о чем-то или о ком-то "я люблю", они именно это имеют в виду. Взрослые делают это редко.
Третья - это первая поездка в Государственный Музей Аушвиц-Биркенау.
И, пожалуй, каждая последующая. Ощущения и чувства сложно передать словами. Находясь там ты очень ясно видишь, что важно, а что нет. Что делать, для чего работать. Как относиться к людям. Многие могут задать вопрос, зачем вообще туда ехать.

Мой ответ: Вы хотите узнать себя? Вы готовы узнать себя лучше? Стоя там, на территории лагеря, вы спросите себя, "а как поступил бы я в той или иной ситуации?", "а смог бы я здесь выжить?", "помог бы я товарищу или постороннему, нуждающемуся в помощи, когда сам нахожусь на грани?" Вы боитесь честно ответить на эти вопросы? Как бы вы ни ответили, в чем бы вы себе ни признались, это может стать вашей исходной точкой, шагом вперед, к познанию себя или развитию Вашей личности. Это относится и к другим местам памяти. Подобный опыт может изменить вас, ваше отношение к жизни. Вы этого хотите?
Другие публикации, которые могут быть Вам интересны: