Октябрь 2015 года

Интервью с Дарьей Петровой,
независимым куратором, исследователем медиапоэзии и основателем фестиваля «101. Поэтика цифровых технологий».

Беседу вела: Катерина Вендилло
Представляю вниманию читателей беседу с петербурженкой Дарьей Петровой: независимым куратором и продюсером, журналистом, исследователем медиапоэзии и основателем фестиваля «101. Поэтика цифровых технологий».

Мы говорим о том, что такое медиапоэзия и чем она связана с поэтическими экспериментами начала XX века, зачем искать своего Вергилия, о чем говорят бактерии, мутируя в ультрафиолете, как написать поэму в инстаграме, как сердцебиение реагирующего на те или иные строчки человека создает самостоятельное произведение, почему детство прячется на чердаке у бабушки и о многом другом.
~
— Начнем с общего: кто ты по профессии и чем сейчас занимаешься. Пересекаются ли области твоей работы и образования?
Я - независимый куратор и продюсер. Скорее, в этих профессиях удачно пересекаются знания, которые я получила в вузах. По первому образованию я инженер, специализирующийся на плазменной сварке, потом я училась в магистратуре на редактора и литературного критика, потом - на куратора и арт-критика. Может показаться, что плазменная сварка здесь ни при чем, но первую курируемую мной выставку медиапоэтических произведений я назвала «Плазма. Четвертое состояние»:) А на самом деле, техническое образование было для меня большим испытанием, после которого уже не страшно сесть и спокойно в чем-либо пугающе сложном разобраться.

— Как так вышло, что ты в начале пошла на инженера, а потом резко сменила линию с технической области на гуманитарную?
Люди, которые после школы могут вот так вот взять и выбрать себе профессию мечты - большие умницы. Я к ним не относилась. Меня штормило от стоматолога к психологу, от таможенника к инженеру. Я пыталась слушать советы в духе «точно будет работа и зарплата». В моей семье все инженеры, и родители убедили меня в привлекательности этого дела. Но, поступив, я вдруг поняла, что хочу быть журналистом. Тогда мне казалось, что для этого нужно учиться на журфаке. Я последовательно провалила несколько экзаменов и до 1 курса, и во время учебы в техническом вузе. Пришлось доводить дело до конца:) Но с 16 лет я жадно писала во всевозможные издания статьи про все на свете от нанобетона до лечения пиявками, так что можно сказать, из гуманитарной области и не уходила.
— Но, получается, что ты пришла не к самой журналистике, а к критике. Для тебя между ними нет разницы?
Есть и очень существенная. Постепенно у любого журналиста вырисовываются интересные ему темы, с которыми он работает. Меня привлекала культурная журналистика, и через нее возник интерес к критике. Хотя, если быть честной, интерес возник к открывшейся бездне культурной жизни.
— Культурная журналистика - это какая? Ты популяризатор искусства для других или наоборот специалист внутри этой области?
Культурная журналистика - это статьи о культуре. Еще я сотрудничала с научно-популярным журналом, писала про инновации. Мне всегда была интересна популяризация - искусства, науки. Сейчас я нашла самую захватывающую для себя сферу - медиапоэзии, в которой сочетаются технологии, искусство и литература. Я стремлюсь к тому, чтобы стать специалистом в этой области. Я написала первую диссертацию о медиапоэзии на русском языке, в апреле с командой кураторов придумала и организовала фестиваль «101. Поэтика цифровых технологий».
— Эта тема невероятно интересная! Расскажи, что такое медиапоэзия. Вообще современная поэзия - какая она?
Медиапоэзия - это произведение языкового искусства, в котором технологии становятся частью авторского высказывания. Самый известный пример - это видеопоэзия. Автор может выбрать любое медиа, чтобы дополнить свое высказывание. А еще важной особенностью медиапоэзии является то, что роли читателя и автора кардинально меняются. Читатель становится соавтором. Например, недавно после моей лекции мы вместе с гостями создали инстаграм-поэму.

Современная поэзия очень разнообразна. Читателю-неофиту непросто в ней сориентироваться, желательно найти своего Вергилия:)
— Как думаешь, технологии вытесняют классическую поэзию или это просто отдельный, новый жанр?
Технологии не могут вытеснить поэзию. Как не вытеснило литературу появление печатной машинки, например. Технологии расширяют инструментарий автора, дают ему новые возможности для самовыражения. Кто бы мог представить текст, который, скажем, создается с помощью мутации бактерий в ультрафиолете (Эдуард Кац «Бытие»)?
— В чем главное отличие современной и классической поэзии? И в целом: современного и классического искусства?
Современное искусство имеет дело с нашей сегодняшней жизнью, и это самое интересное. Людям бывает сложно воспринимать его, потому что они подходят к вопросу с эрмитажными мерками, не учитывая культурно-исторический фильтр. И 99% по каким-то неведомым законам отсеется, останется только лучшее. Плюс в ХХ веке произошло несколько революций, тут действительно нужно написать солидную статью, чтобы рассказать о них. Фактически стерлись границы между искусством и жизнью.
— Приведи, пожалуйста, какой-нибудь пример медиапоэзии? Как выглядела та инстаграм-поэма? У неё, получается, нет одного автора?
Получается, что автор - это такой демиург, который создал мир, некоторые его законы и пригласил в него читателей-соавторов. Такой вот коллективный творец.

Одно из направлений медиапоэзии - вычислительная или компьютерная поэзия, очень хорошо иллюстрирует этот принцип. Профессор цифровых медиа Ник Монтфорт (MIT) создает текстовые генераторы с открытым и лаконичным программным кодом. Например, в работе «Канон» он создал алгоритм, который в реальном времени высчитывает число пи. Только вместо цифр - заданные слова. Такой лексикон, ведущий к бесконечности. И любой человек может присвоить цифрам свои слова и по-своему приближаться к ней.
Отрывок из описания мастер-класса по созданию инстаграм-поэмы«Остановись, мгновение…»:
Инстапринтер распечатывает в течение 25 секунд все фотографии, которые публикуются в инстаграме с заданным уникальным хэштегом.
Зрителям будет предложено подумать над вопросом «Когда время течет медленнее, иначе, останавливается?» и воплотить свои размышления в посте в инстаграме / заметке на бумаге.
В режиме реального времени будут печататься фотографии, которые одну за другой мы будем прикреплять на доску – холст нашей поэмы. Зрители смогут добавлять в строки свои комментарии, заметки, фото.
Печать снимков, вырванных из потока – попытка ухватить материальное воплощение языка новых медиа, посмотреть на его бытование без посредничества машин.
— Вопрос про поэзию по алгоритмам: получается соединение технической и гуманитарной сфер? Не теряется ли при этом момент человеческого созидания, прочувствования?
Да, получается соединение. А с другой стороны, алгоритм пишет человек. Слова задает человек.
— Как тебе вообще пришла идея о медиапоэзии и о фестивале? Что вдохновило?
Я училась на куратора в Смольном (факультет свободных искусств и наук СПБГУ). Там преподает Наталья Федорова, медиапоэт и исследователь цифрового и медиа искусства. Она придумала устроить в Смольном ЛЭП - лабораторию экспериментальной поэзии. Мы экспериментировали с разными техниками письма, устраивали показы. Наталья невероятно меня вдохновила и далавозможность поверить в себя как в художника! Фестиваль был выпускным проектом нескольких кураторов (в основном, участники лэп), которых интересовала медиапоэзия и цифровое искусство.
— Приведи, пожалуйста, пример одного или нескольких твоих любимых медиа-стихотворений.
Мне очень нравится перфоманс «Биение» Ирины Иванниковой и Жени Кузина. Они его сделали в лаборатории медиапоэзии в Москве (2013-14 гг.). В темном зале Ирина Иванникова (автор и перформер) стоит внутри проекции – цифрового круга, заполненного «телевизионной» серой рябью. Ирина держит на сердце фонендоскоп, измеряя частоту сердцебиения. Специально программа реагирует на сердечный ритм и в зависимости от частоты показывает кружочек ряби, который то сужается, то увеличивается вокруг фигуры художницы, повторяя ритм ее сердца. Когда сердце бьется часто – круг становится меньше. Когда Ирина успокаивается, сердце ее бьется медленнее, тогда световой ореол вокруг нее становится больше, он растет, заполняет стену.

Зрительному залу передают беспроводную компьютерную клавиатуру, с помощью которой каждый может ввести любую поэтическую строчку. Этот текст озвучивается программой text-to-voice. Таким образом, зал видит, как меняется пульс автора, слышащего те или иные озвученные строки. Мне кажется, это здорово, я сама была там зрителем и вводила строчки Мы как бы проникаем в душу поэта, создаем все вместе внешний шум, на который поэт реагирует. Может быть, на наших глазах зарождается вдохновение дял новой работы и оно в наших руках.
А еще к любимым работам - «Радиостена» текст-группы Орбита. Они еще с этой стеной делают Slow Show - читают стихи, играют на фортепиано. Приемники как бы «взломаны» - они воспроизводят заранее записанные кусочки поэтических текстов, новостных сообщений, шума улицы. И зритель (читатель, слушатель) ходит вдоль стены и составляет свою аудиокартину. То есть от нашего движения вдоль стены зависит, какое мы услышим произведение.
— Медиастихотворение - это всегда перформанс? Уютно дома при свечах такое не создать?
Есть классическое определение медиа Маршалла Маклюэна - средство передачи сообщения. Медиа компонент может быть разным: перфоманс, видеоролик, свечи, азбука Морзе, семафорная азбука (у меня есть стихотворение, написанное ее знаками).
— То есть главным является именно средство, а не текст, так сказать, полет души, выстраданное ощущение или мысль?
Нет-нет, средство - это средство. Как перо, ручка, клавиатура компьютера. Просто средств становится больше. Поэт может написать стихотворение на листе бумаги, а может его прокричать в кастрюлю, если это поможет поделиться его замыслом. Движение души лежит в основе произведения, и автор выбирает, как именно выразить себя. То есть получается, что к замыслу добавляется поэтика технологии. Произведение воспринимается целиком, мы не можем рассматривать только текст из медиапоэтического произведения или воспринимать только технологию. Важно все. Если мы говорим о хорошей работе.
— А это не является продолжением истории 20-х годов с экспериментами над текстом, выражением и так далее?
Да! На самом деле, все это вписано в традицию и историю экспериментальной литературы. Не только 20-х годов, хотя это невероятный расцвет и взрыв идей, нововведений, экспериментов. Вообще с точки зрения истории поэзии ничего революционного не происходит. Все, что у поэта-экспериментатора под рукой, он использует для выражения себя. Наши футуристы экспериментировали, например, с графикой. И до письменности тоже были эксперименты с исполнением поэзии, ее пели и плясали:)
— Замечательно! Какая связь времен! А ты сама творишь? Расскажи о своем творчестве.
Я очень в себе неуверенный художник, творю, но редко, делаю первые шаги. Мы с мужем делаем вместе, он режиссер с особым видением, которое мне очень близко. Например, мы вернулись к истокам, к алфавиту, и сделали видео, в котором с двух сторон от стекла «общаются» два алфавита - русский и английский. Мне было интересно подумать про нашу речь и письмо как про следы от нашего дыхания и содержащейся в нем души. А еще мы сделали вот такие «птичьи часы»: выбрали по пернатому представителю от каждого часового пояса, поющему по утрам, и представили, как выглядит пробуждение Земли.
— А в детстве или подростковом возрасте не творила? Стихи в 17 лет? Живопись, графика?
Я с детства писала стихи. В школе даже написала роман о любви в 12-ти листовой тетрадке, писала и в студенческое время. Потом у меня возник поэтический перерыв, и я решила отправиться на поиски своего языка. В смысле своего способа самовыражения. Поиски продолжаются:)
— А о чем мечтала маленькая Даша? И изменилась ли мечта у чуть повзрослевшей Даши?
У меня было много «мечт». Главное - я мечтала стать великим писателем. Чтобы меня прям вот в учебниках проходили. А со временем я поняла, что надо спокойнее к себе относиться. Как говорится, не можешь писать - не пиши. Если есть божественная искра, там, наверху, тебя найдут и что-то через тебя скажут. Копи материал, ищи вдохновение и языки. А войти в школьные учебники - это настоящее проклятье. Моя мечта - это жить, замечать красоту вокруг и уметь этим поделиться.
— Тогда вот ещё вопрос про продюсирование и работу на телевидении. Одно с другим связано? Как ты к этому пришла? Чем конкретно в этих областях занимаешься?
Я продюсирую съемки в творческом объединении «Человек с киноаппаратом». Пишу сценарии, ищу локации, организую процесс. Это близко мне потому, что я очень люблю следить, как идея превращается в реальность. Это же мне нравится в профессии куратора. Ты работаешь в проекте, создаешь смыслы и придумываешь их воплощение.
— Тогда сразу вопрос про кураторство: для тебя это процесс помощи художнику или процесс управления им? Зачем вообще художнику куратор?
Это прям очень актуальный вопрос. Нет, управлять я никем не хочу, как злодейский злодей:) Куратор - это как режиссер в искусстве. Он может предложить художнику тему или может придумать, как наиболее интересно показать работы художника, с чем сопоставить, в какой погрузить контекст.
— Легко ли находить средства на все эти проекты? Или есть какие-то другие источники финансирования? Как вообще осуществляется материальная часть проектов?
Когда я работала над проектами как сотрудник организации - было проще. Я привлекала спонсоров, оформляла договоры на гос. поддержку. Когда ты независимый куратор, ответственность за мат.часть вся на тебе. Нужно обращаться в фонды, коммерческие компании, искать поддержку у площадок. Специфика кураторской работы - self made job.
— На какие проекты чаще и охотнее дают средства?
Государство поддерживало и поддерживает, например, Конкурс юных чтецов «Живая классика». Коллеги из других НКО говорят, что компании охотнее финансируют паблик-арт. Но вообще в зависимости от сферы интересов фирмы это могут быть и другие направления.
— Я помню, что ты довольно долго работала на Конкурсе юных чтецов. Расскажи, что это за проект такой, какие ты там функции выполняла, чем он полезен?
Конкурс чтецов проводит Международная ассоциация «Живая классика». Изначально они занимались литературными проектами: выставками, фестивалями. Затем появилась идея устроить во всех регионах страны конкурс, и конкурс стал центральным проектом. На нём 11-13-летние ребята соревнуются в декламации прозы. Все начинается со школы, затем район, регион - и первенство страны (позднее подключились другие страны и возникло международное первенство).

Мы запустили этот проект командой некоммерческого партнерства, нас было 7 человек. Это была огромная работа - настроить механизм конкурса так, чтобы абсолютно в каждый регион приходили письма от Министерства образования и Министерства культуры. Мы поделили регионы страны на троих, и моей задачей было настроить конкурс в 30 регионах. Я общалась с координаторами на местах - учителями, библиотекарями, искала спонсоров, которые дарили подарки детям, организовывала финал и культурную программу на всероссийском и международном этапах в Москве.
— Тебе было приятно работать с детьми? Хотелось бы продолжать?
С детьми я общалась, но не так много, как хотелось бы. Здорово было всех встречать, приезжали по три ребенка от региона, так что за два дня заездов у меня перед глазами проходила, можно сказать, вся страна. И я всегда думала о том, что Сибирь и Дальний Восток так далеки от нас, что мы друг другу словно иностранцы. Мне всегда очень нравилось работать с детьми, я когда-то преподавала. Хотелось бы продолжать, да. Я мечтаю организовать медиапоэтическую мастерскую для детей. Им свойственно иное отношение к технологиям, более органичное.
— В чем проявляется эта «иностранность»?
У нас очень разные повседневные реалии. Скажем, на Чукотке не могли провести районные туры, потому что из некоторых поселков добраться в районный центр можно только на вертолете. Пока не начали делать конкурс, мы об этом даже не подозревали. Или вот приезжают ребята - беленькие и в июне еще бледные мурманчата, смуглые мальчики с красивыми глазами с Байкала, загорелые девочки из Краснодарского края, которые везли нам самолетом клубнику... - и понимаешь, какое у всех разное лето, разная природа. Я всегда любила воображать себе, какая местность стоит за тем или иным человеком. А еще есть богатые и бедные регионы. Кого-то отправляют на финал за счет местных гос. органов без проблем, покупают на местах дополнительные подарки детям, а кто-то не едет на финал, потому что неоткуда ждать поддержки.
— Что для тебя родной (он родной?) город Петербург? Как в Петербурге живется творческому человеку? Чем он отличается от других городов?
Петербург - родной город. Творческий человек найдет, чем здесь заняться. Культурная жизнь довольно насыщенная, так что можно, кроме нее, не заниматься ничем и все равно что-то не успевать:) Мне нравится создавать для себя «свои Петербурги» - театральные, поэтические, влюбленные и др. Город наполняется дорогими воспоминаниями, разные его слои мерцают один сквозь другой. Но стылость города никогда не давала мне панибратствовать с Петербургом.
— Что тебя радует, а что огорчает в современном мире?
Меня огорчает, что людьми манипулируют и настраивают друг против друга. Целыми странами и сообществами. Меня радует, что есть люди, умеющие мыслить критически.
— Какое самое-самое счастливое воспоминание из детства?
Их очень много, одно из - чердак в доме у бабушки. Совершенно волшебный. Там лежало много книг, игрушек. Они ждали лета, освобождения из пыли и мешков. Там всегда хранились чудеса.
— Вопрос про твои рабочие и творческие планы, чего хотелось бы сделать в ближайшее время?
В ближайшее время я хочу запустить видеоблог, в котором мы с Натальей Федоровой будем рассказывать о медиапоэтических работах. Продумываем второй 101 фестиваль, который должен случиться в апреле 2016.
— Ты говорила о своем собственном языке выражения. Как его найти? И зачем он вообще?
Язык нужен, если есть потребность говорить. Хороший способ найти свой - читать и стараться понять других, проникнуться ими. И упражняться в «говорении».
Контакты и ссылки:
Другие интервью, которые могут быть Вам интересны: