Люди танца
Екатерина — прима-балерина Марийского театра оперы и балета, обладательница множества медалей и дипломов, лауреат национальной театральной премии им. Ивана Кырли и молодёжной национальной премии Олыка Ипая за создание образов в балетах "Сон в летнюю ночь", "Щелкунчик", "Лебединое озеро", обладательница почетных грамот "За вклад в развитие искусства" от Министерства культуры Республики Марий-Эл.

Говорим о работе, учёбе, отдыхе, мечтах, планах и современном обществе.
Хороший педагог – хороший психолог. Если педагог рассматривает в человеке потенциал и раскрывает его, то уже становится легче. Он умеет подогревать интерес, ведь к каждому человеку свой подход. Педагог в ответе за детей, он же им ломает жизнь.
Я хочу создавать свою хореографию. Стиль родится сам собой, у каждого танцора он есть. Раньше я хотела создать свою технику, но потом поняла, что техника — это принципы работы с телом, которые выводят тебя к определенным результатам. А хореография строится на базе техники, это твоя творческая мысль, которая выражена языком техники. Мне хочется найти способ гармоничной работы с телом, чтобы психика развивалась, а не убивалась, как часто бывает. Чтобы тело двигалось и не так быстро старело, как мы привыкли.
Я пробовала заниматься модерном, у Амосова, например, ставились современные балеты на музыку Шварца. Но классика мне ближе. Сейчас, по прошествии времени, я понимаю, что интересно было бы попробовать себя в современном танце, но, думаю, что это будет очень тяжело, ведь там всё совсем по-другому. Хотя и то, и другое — тяжело. В детстве был период, когда я занималась народными танцами. Но классика есть классика, она взяла верх.
Модерновые постановки чаще всего ни ни о чем. Это балет, изображающий музыку. А если я вижу музыку не так, как автор данной постановки, то мне становится неинтересно. Как говорила Майя Михайловна Плисецкая, если ты приходишь на балет и все вокруг считают, что он хорош, а тебе не нравится – это не значит, что ты ненормальный. Просто у каждого своё видение. А народный танец мне нравится. Постановки ансамбля имени Игоря Моисеева могу смотреть часами.
Я стараюсь отдаться спектаклю и донести эмоцию до зрителя, нам, артистам, это очень важно. На репетиции в небольшом зале это сделать проще, а на сцене нужно передать эмоцию на расстоянии, в этом помогает движение тела. Я думаю, этому надо отдаться. Оркестр играет эту безумную музыку, к которой невозможно остаться равнодушным, ты навеваешь себе переживания, от которых случается выплеск, к тому же очень помогают коллеги, присутствующие на сцене.
Хочется, чтобы другие люди открывали в себе новые грани и могли посредством своего тела затрагивать такие темы, которые они не могли бы даже вслух произнести. Нужно философствовать в жизни, постоянно искать что-то новое... Например, когда мы работаем с пространством, я говорю: «Вы чувствуете воздух?» И мы делаем определенные упражнения, чтобы его почувствовать.